13 мая 1942 Таня Савичева сделала в своем дневнике последние записи: «Савичевы умерли», «Умерли все», «Осталась одна Таня»

ОБЩЕСТВОПрокомментируйте новость
13 мая 1942 Таня Савичева сделала в своем дневнике последние записи: «Савичевы умерли», «Умерли все», «Осталась одна Таня»

Мария над гробом старшей дочери произнесла фразу, которая стала пророческой: «Вот мы тебя хороним, Женечка. А кто и как нас хоронить будет?».

Также 13 мая День Черноморского флота РФ, День охранно-конвойных подразделений МВД РФ, Всемирный день одуванчика, День рождения застежки-липучки, День памяти святителя Игнатия Брянчанинова, Преполовение Господне и Яков Теплый, а также в этот день в 1598 году состоялось благословение Бориса Годунова на великое государство московское, а в 1982 году с космодрома Байконур осуществлен запуск советского пилотируемого космического корабля Союз Т-5.

Подробнее поговорим о ленинградской школьнице Тане Савичевой (1930-1944), которая с начала блокады Ленинграда стала вести дневник в записной книжке.

Почти вся семья Тани Савичевой погибла в период блокады с декабря 1941 года по май 1942 года. В ее дневнике девять заполненных страниц, на шести из которых даты смерти близких людей — матери, бабушки, сестры, брата и двух дядей.

Сама Таня умерла уже в эвакуации 1 июля 1944 года в возрасте 14 лет. В ее медицинской карточке было записано: «Цинга, дистрофия, нервное истощение, слепота…». Блокаду пережили только ее старшие сестра Нина и брат Михаил, благодаря которому Танина записная книжка уцелела и стала одним из скорбных символов Великой Отечественной войны.

В советское время полностью дневник опубликован не был. В настоящее время он оцифрован и экспонируется в Государственном музее истории Санкт-Петербурга.

Немного о Тане

Таня родилась 23 января 1930 года в селе Дворищи под Гдовом, недалеко от Чудского озера, но, как и ее братья и сестры, она выросла в Ленинграде. В многодетной семье Таня была пятым и самым младшим ребенком. У нее было две сестры — Евгения и Нина и два брата — Леонид «Лека» и Михаил.

В 1930-е годы отец Тани Николай Савичев как нэпман стал «лишенцем», а в 1935 году НКВД выселило Савичевых из Ленинграда за 101-й километр в деревню Боровичи, но через какое-то время семья смогла вернуться в город, однако Николай в ссылке заболел и умер от рака 5 марта 1936 года в возрасте 52 лет.

Будучи детьми «лишенца» все пятеро Савичевых не могли вступать в комсомол и были ограничены в выборе высшего образования. К началу войны Нина и Евгения работали вместе на Невском машиностроительном заводе имени Ленина, Леонид служил строгальщиком на Судомеханическом заводе, а Миша окончил фабрично-заводское училище и работал слесарем-сборщиком. Мария стала белошвейкой, работала мастером-надомником. В свободное время Савичевы устраивали домашние концерты: Леонид с Михаилом играли, Мария с Таней пели.

В памяти Нины и Миши Таня осталась как очень застенчивая и не по-детски серьезная: «Таня была золотая девочка. Любознательная, с легким, ровным характером. Очень хорошо умела слушать». Особенно хорошие отношения у Тани были с ее дядей Василием. У него в квартире была небольшая библиотека, и вопросы о жизни Таня задавала именно ему. Вдвоем они часто гуляли вдоль Невы.

Блокада

К началу Великой Отечественной войны Савичевы жили все в доме № 13/6 на 2-й линии Васильевского острова. В конце мая 1941 года Таня закончила третий класс школы № 35 на Съездовской линии (теперь Кадетская линия) Васильевского острова и должна была в сентябре пойти в четвертый. 21 июня Михаил сел на поезд, отправляющийся в Кингисепп. Через две недели, отпраздновав день рождения бабушки, туда должны были отправиться Таня с мамой. Узнав о начале войны, Савичевы решили остаться в городе и помогать армии.

В первые же дни войны Леонид и его дяди Василий и Алексей отправились в военкоматы, но получили отказы: Леонида не взяли из-за плохого зрения, Василия и Алексея — из-за возраста. Нина с заводскими сослуживцами стала рыть окопы, после чего начала дежурить на вышке поста воздушного наблюдения в штабе заводского МПВО. Женя тайком от бабушки и мамы стала сдавать кровь для спасения раненых бойцов и командиров. Мать Тани Мария, как и все работницы швейных мастерских в городе, была отправлена на производство военного обмундирования.

Таня вместе со сверстниками в те дни помогала очищать чердаки от мусора и собирала стеклянную тару для зажигательных бутылок. Когда Савичевы узнали, что 9 июля Псков был захвачен немцами, то постепенно начали считать Михаила погибшим, не зная, что он попал в партизанский отряд.

В декабре 1941 года, когда в Ленинграде остановилась работа транспорта, а улицы города были полностью занесены снегом, который не убирался всю зиму, Евгения очень сильно подорвала здоровье как из-за частой донорской сдачи крови, так и из-за того, что ей приходилось идти от дома до завода пешком почти семь километров. 32-летняя Евгения умерла на руках у Нины.

Вероятно, чтобы не забыть дату смерти Жени, Таня решила ее записать и взяла записную книжку Нины, которую той подарил когда-то Леонид. Таня написала: «Женя умерла 28 дек в 12.00 час утра 1941 г.».

По воспоминаниям Нины, уже на кладбище Мария, склонившись над гробом старшей дочери, произнесла фразу, которая для их семьи стала пророческой: «Вот мы тебя хороним, Женечка. А кто и как нас хоронить будет?».

Евдокия Арсеньева умерла 25 января от дистрофии. В книжке Нины Таня написала: «Бабушка умерла 25 янв. 3 ч. дня 1942 г.».

28 февраля 1942 года Нина должна была прийти домой с работы, но так и не пришла. В тот день был сильный артобстрел, и, видимо, Савичевы посчитали Нину погибшей, не зная, что Нина вместе со всем предприятием, где она работала, была спешно эвакуирована через Ладожское озеро на «Большую Землю». Письма в осажденный Ленинград почти не ходили, и Нина, как и Михаил, не могла передать родным никакой весточки. В дневник сестру и брата Таня, по неизвестным причинам, так и не записала.

Леониду в большинстве случаев приходилось ночевать на предприятии, часто работая по две смены подряд. Леонид Савичев работал очень старательно, ни разу не опоздал на смену, хотя был истощен. Но однажды он на завод не пришел. А через два дня в цех сообщили, что Савичев умер. Таня в спешке написала: «Лека умер 17 марта в 5 час утра в 1942 г.».

13 апреля в 56 лет умер Василий. Таня сделала соответствующую запись, которая получилась не очень правильной и сбивчивой: «Дядя Вася умер в 13 апр 2 ч ночь 1942 г.».

Алексей умер от дистрофии в возрасте 71 года 10 мая. Страница на букву «Л» уже была занята записью про Леонида и поэтому Таня сделала запись на развороте слева. Слово «умер» Таня почему-то пропустила: «Дядя Леша 10 мая в 4 ч дня 1942 г.».

Марии Савичевой не стало утром 13 мая. На листке под буквой «М» Таня сделала соответствующую запись и слово «умерла» тоже почему-то пропустила: «Мама в 13 мая в 7.30 час утра 1942 г.». Очевидно, со смертью матери Таня потеряла надежду, что Михаил и Нина когда-нибудь вернутся домой, потому что на букве «С» «У» и «О» она написала: «Савичевы умерли», «Умерли все», «Осталась одна Таня».

Двоюродная тетка Евдокия оформила Таню в детский приемник НКВД Смольнинского района. В приемнике Таня была единственным ребенком, который был болен туберкулезом, из-за чего ее не допускали к другим детям. Состояние Тани быстро ухудшалось, и ее перевезли в дом инвалидов в селе Понетаевка.

Прогрессирующие дистрофия, цинга, нервное потрясение и костный туберкулез, которым Таня переболела в раннем детстве, окончательно подорвали ее здоровье, и 1 июля 1944, в возрасте 14 с половиной лет, Таня Савичева умерла от туберкулеза кишечника.

Отправляясь в эвакуацию, Таня оставила свой дневник у Евдокии. Нина, вернувшись в Ленинград, забрала его и позже отдала дневник майору Льву Ракову, бывшему ученому секретарю Эрмитажа, который предложил поместить дневник в экспозиции выставки «Героическая оборона Ленинграда». Затем эта выставка была преобразована в Музей обороны Ленинграда, официальное открытие которого состоялось 27 января 1946 года. Впоследствии дневник Тани Савичевой оказался в Музее истории Ленинграда.

По некоторым свидетельствам, дневник Тани Савичевой фигурировал на Нюрнбергском процессе как один из обвинительных документов против нацистских преступников.

Триумф русского флота: 22 мая адмирал Сенявин разгромил турецкие корабли в Дарданелльском сражении

Искал правду или пытался очернить Родину? 21 мая родился академик Андрей Сахаров

«Человек, воплощавший собой уходящее из русской жизни»: 15 лет назад не стало Олега Янковского

Комментировать
Эту новость прокомментировали раз

«Процесс уже запущен»: в России снова заговорили о мобилизации

ОБЩЕСТВО

О новой волне призыва во время СВО говорят в соцсетях.

Арестованный экс-командующий 58-й армии генерал Попов вину не признает – военкоры ему верят

ЧП

Многие из тех, кто знает Ивана Спартака Попова лично утверждают: его подставили.

«Ситуацию держу на личном контроле»: пока ростовский сити-менеджер надувал щёки в Instagram, жильцы обрушившегося дома штурмом взяли свои квартиры

РЕГИОНЫ

Жители дома на Нариманова с января хотят забрать свои вещи, но чиновники их только «кормят завтраками», и угрожают ответственностью

Арестован бывший командующий 58-й армией генерал Попов – российские военкоры

ЧП

В прошлом году после того, как его отстранили от должности, он озвучил проблемы армии и СВО в офицерском чате, а депутат Гурулев опубликовал сообщение на всю Россию.

«Как-то жутко»: в России предложили запретить женщинам носить никабы

ОБЩЕСТВО

В Госдуме призвали «не обострять ситуацию» и это вызвало скандал.