Молодую белгородку лишили возможности иметь детей после удаления внематочной беременности, которой не было

Обращение в редакцию7 комментариев
Молодую белгородку лишили возможности иметь детей после удаления внематочной беременности, которой не было

Уголовное дело по этой ситуации не возбудили.

В семье Сафоновых (фамилия изменена по просьбе героев публикации — Прим.ред.) из Старого Оскола планировали ребенка. Супруги ответственно обошли всех врачей и, когда тест на беременность показал две полоски, очень обрадовались предстоящему пополнению. Но у будущей мамы начались боли. Она обратилась в больницу. Женщина вышла оттуда без жизненно важного органа, а позже получила и страшный диагноз — бесплодие. Оправившись от первых потрясений, Сафонова обратилась в следственный комитет, но разбирательство затянулось на годы.

Сафоновы планировали пополнение. Обследовались, полностью сдали все анализы и получили вердикт: беременеть можно. Через некоторое время после радостного события, у Жанны возникли резкие боли в правом боку. Они были привычными и мучали женщину в течение нескольких лет, но гинеколог прописывала курс витаминов и больше ничего. Будучи в положении и почувствовав знакомый приступ на этот раз, Жанна начала переживать и обратилась за помощью.

— Я испугалась, позвонила в скорую. Меня отвезли в городскую больницу № 1 Старого Оскола. Сказали, что у меня внематочная беременность. 28 ноября 2014 года мне сделали операцию — сальпингэктомию — удалили полностью маточную трубу. А заодно удалили гормональную опухоль на печени — у меня была гепатоцеллюлярная аденома. Но и после операции боли остались и все равно меня беспокоили, — рассказывает Жанна.

В выписном эпикризе пациентки не указали результаты гистологической экспертизы, сказали, она еще не готова. Только через несколько лет Жанна узнала, что гистология была готова 4 декабря, за день до выписки, но ее просто не стали показывать.

— Вопрос о гистологии периодически всплывал, когда я посещала врача. Я объяснила, что мне ее дали, мол, она не готова. Потом я на какое-то время о ней забыла. Но все равно этот вопрос всплывал. И в 2019 году мне это надоело, и я решила сходить в архив и забрать свои результаты. Когда мне их выдали, я прочла, что признаки беременности не были найдены. Врачам я доверяла и не могла даже подумать такого! — говорит Жанна.

Судебная экспертиза установила, что внематочной беременности не было.

Первым делом она потребовала объяснений от медучреждения. Юрист горбольницы № 1 предложила провести медобследование — как бы в качестве «компенсации».

— Меня обследовали и стали утверждать, что у меня труба проходима, хотя это не так. Потом больница стала настаивать на том, чтобы сделать мне ЭКО (процедура искусственного оплодотворения — Прим.ред). Но у меня была гормональная опухоль на печени, гормоны мне нельзя, поэтому нельзя и ЭКО. Я всегда это говорила, но в больнице это и была вся «компенсация», которую мне предложили — сделать ЭКО, — объясняет Жанна.

Кроме того, Сафонова говорила медикам и то, что перед беременностью ей нужно пройти много исследований. Так, из-за грыжи на спине у нее часто защемляет нерв, и начинают неметь ноги.

— Что будет, когда нагрузка при беременности увеличится? Мне на это сказали: «если защимит, через девять месяцев отщимит». О чем после этого можно было говорить? — горько усмехается она.

В возбуждении уголовного дела то отказывают, то возобновляют проверку вновь.

Жанна написала несколько обращений в следственный комитет — местный и федеральный. Но безрезультатно.

— Я обращалась к руководителю по СУ СК Белгородской области Станиславу Захарову, руководителю следственного отдела Старого Оскола Замиру Иркналиеву, писала председателю следственного комитета РФ Александру Бастрыкину. Он обещал взять проверку по моему делу под личный контроль, но в результате мое обращение спустилось в следком области, а оттуда — в Старый Оскол, — рассказывает белгородка.

Станислав Захаров.

Сейчас на руках у Жанны уже три экспертизы: гистологическое исследование из Старооскольской больницы, в котором указано, что признаков внематочной беременности не было; судебно-гистологическая экспертиза, проведенная специалистами из Югры, также подтверждающая отсутствие внематочной беременности, и повторная судебно-медицинская экспертиза Белгородского бюро В этой последней внематочная беременность вновь почему-то всплывает. Жанна считает эту нестыковку вопиющей и не понимает, почему следователи не обращают на это внимания.

Обращения спускаются вниз, в Старый Оскол.

— Последняя экспертиза тянулась с июля 2021 года. Теперь результаты у меня на руках и они противоречат первым двум экспертизам. Эксперты из Югры писали также, что были нарушения требований порядка оказания медпомощи по профилю акушерство и гинекология. В СК просто тянули время, надеялись, видимо, что я устану бороться, — говорит Жанна.

С 15 октября 2019 по ситуации Жанны идет проверка. За это время у нее сменилось три следователя, и скоро должны назначить четвертого.

Жанне 34 года. С момента операции пошло семь лет. 7 декабря 2020 года ей поставили диагноз «вторичное бесплодие».

— Моя мечта о детях с каждым годом становится все более призрачной, а люди, виновные в этом, живут дальше безнаказанно. Органы, в которые я обращалась, не предпринимают никаких мер для разрешения ситуации, — возмущается Жанна.

Александр Бастрыкин.

В городской больнице № 1 Старого Оскола подобный случай уже не первый. Пострадавшие там пациенты уже обращались в редакцию «Блокнота». Так, в старооскольской больнице у пациентки с разрывом кисты во время операции забыли в теле марлевую салфетку. После этого ее жизнь превратилась в ад.Еще одна жительница города едва не потеряла в этой больнице дочь. 15-летней девочке стало плохо, хирурги выдали диагноз «перекрут левого яичника», но диагноз начали менять, а девочку — перевозить туда-сюда несколько часов, прежде чем ее госпитализировать в инфекционное отделение. Два месяца ребенок мучался от болей, пока родители выбивали направление в областную больницу, где девочку пришлось прооперировать и удалить ей яичник. Мама девочки направляла жалобы в прокуратуру Старого Оскола, Белгородской области, ездила с плакатами к председателю Следственного Комитета Александру Бастрыкину в Москву. Но пока наказать виновных ей не удалось.

СК Белгородской области, между тем, год не может найти подозреваемых в гибели пациентов ковид-госпиталя Старого Оскола. Уголовное дело завели после гибели нескольких человек. Сообщалось, что люди могли погибнуть из-за скачков кислорода, задохнуться, но за это время следствие так и не подтвердило, но и не опровергло этот факт.

Если вас обидели, если вас не слышат чиновники, если управляющая компания творит беспредел – пишите в нашу рубрику «Обращение в редакцию». Присылайте ваши письма на электронный адрес bloknotmoskva@gmail.com или пишите в WhatsApp по номеру 89508687378.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 7 раз

«Мы — город, который молится на ветер»: в Минусинске задыхающиеся от смога горожане просят власти решить проблему с экологией

ОБЩЕСТВО

Жители небольшого городка в Красноярском крае живут в постоянном смоге от горения угля — самого дешевого и единственного топлива, которое могут позволить себе местные жители. ...

РПЦ и юристы считают, что пожизненное наказание для педофилов является недостаточным

Законы

Адвокаты и представители церкви предлагают изменить законодательство, чтобы защитить детей от педофилов.

Американцы взялись раскрыть тайну советской подлодки К-129 через полвека после ее гибели

ОБЩЕСТВО

Обломки субмарины и ее ядерные ракеты так и лежат на дне океана. Каждый из этих боеприпасов в 65 раз мощнее бомбы, сброшенной на Хиросиму.

Ученые нашли способ взломать биткойн

НАУКА

Эксперты успокаивают, что пока человечество не располагает такой технологией.

Финалистка шоу “Голос. Дети” “заминировала” московский ВУЗ

Происшествия

Полицейские не исключают, что кто-то мог взломать ее почту и намеренно отправить письмо с угрозами от ее имени.