История любви двух врачей на фоне руин ростовского здравоохраненияИстория любви двух врачей на фоне руин ростовского здравоохранения История любви двух врачей на фоне руин ростовского здравоохраненияИстория любви двух врачей на фоне руин ростовского здравоохранения История любви двух врачей на фоне руин ростовского здравоохраненияИстория любви двух врачей на фоне руин ростовского здравоохранения

История любви двух врачей на фоне руин ростовского здравоохранения

ОБЩЕСТВО2 комментария
История любви двух врачей на фоне руин ростовского здравоохранения

Он – реаниматолог-неонатолог, она – акушер-гинеколог, оба – доктора медицинских наук, заслуженные врачи России, которым за 20 лет пришлось пройти сквозь карьерный успех, признание, уголовное преследование и вынужденный уход из профессии.

Сейчас Ирина Буштырева возглавляет собственную клинику и первый в регионе частный роддом, а Валерий Буштырев варит прекрасный козий сыр и принимает роды у коз – после двух лет допросов у следователей, вернуться в профессию он так и не смог…

Она была первой, кто взял в руки его первого сына – бывают и такие истории знакомства. Ирина Олеговна принимала роды у первой жены Валерия Буштырева. Уже тогда о ней ходили легенды, как об уникальном враче, наделенном звериной интуицией и непревзойденной точностью рук.

«Мы были подругами с его первой женой, она была и моей пациенткой. Я была завотделением двадцатой горбольницы, а он работал реаниматологом - давал наркоз моим пациенткам, которых я оперировала. Знали друг друга на расстоянии», - вспоминает Ирина Буштырева.

В 2002 году у Валерия Александровича погибла жена. К тому моменту он уже был главным неонатологом области, Ирина Крыжановская – заместителем министра здравоохранения. Будущие супруги хорошо знали друг друга, что часто общались на профессиональные темы. Кто в кого влюбился первым – никогда не выясняли.

«Я не знаю, кто первый! – смеется Валерий Буштырев. – Но в какой-то момент я начал обращать внимание, что Ирина Олеговна старалась как-то ограничить мое общение с другими женщинами в минздраве, чаще и больше по делам я общался с ней. В какой-то момент понял, что мы одинаково относимся к боли и страданиям детей и людей, которым мы стараемся помочь. Так и возникло, наверное, то чувство, которые называют любовью.»

Ирина Олеговна точнее в деталях.

«В 2003 году мы вместе оказались на юбилее друзей, после которого он взялся меня провожать. Так и начали встречаться. Надо сказать, что на тот момент меня полностью устраивала моя свободная жизнь. Валерий Александрович пошел на хитрость. Говорит мне, мол, уезжает бабушка, которая мне помогает, поживи с нами какое-то время. Ну я согласилась пожить, пожила, и осталась, - смеется профессор Буштырева. – В официальном браке мы 18 лет.»

Прежнюю фамилию, по которой ее знали в профессии, которая стояла на ее диссертациях и грамотах, она сменила.

«Почему-то поняла, что для него это важно», - говорит жена Валерия Буштырева.

Их брак можно было бы назвать идеальным, если бы не количество испытаний, которые на него обрушились – врагу такого не пожелаешь.

В 2010 году амбициозная Ирина Олеговна решила принять участие в выборах ректора Ростовского медуниверситета. Доктор медицинских наук, профессор, главный акушер-гинеколог области, администратор, которому удалось за время работы в министерстве снизить младенческую смертность в 10 раз – она была уверена в своей победе. На открытом голосовании совета университета за нее проголосовали почти единогласно (два человека против), но к тому времени медуниверситетом начали управлять люди, далекие от медицины. Например, проректором вуза был назначен предприниматель, сделавший карьеру на торговле пивом – г-н Чехомов. Ему в управлении университетом были нужны свои люди, поэтому минздрав области в результате представил на голосование две фигуры – проректора Сависько и молодого, никому не известного замдекана. Сависько победил, а на Буштыреву завели уголовное дело.

Да что там – целую спецоперацию ОБЭП провел: пациентка с оплаченной через кассу операцией пришла зачем-то «отблагодарить» доктора. Заподозрив неладное – чутье! – Буштырева попросила ее пройти к завполиклиники, чтобы объясниться, но пациента бросила на стол деньги, а потом в кабинет ворвались оперативники… Следствие длилось больше года, но закончилось ничем.

Спустя четыре года деятельностью Сависько и Чехомова по части ремонта и строек в медуниверситете заинтересовались силовики, ректор вместе с пивным дистрибьютером покинули университет. Ирина Олеговна всё это время занималась своим любимым делом – «рожала детей».

«Я не могу, у меня роды», - самый частый ответ у нее на вопрос о свободном времени для интервью.

До недавнего времен они «рожали вместе»: она доставала, он – спасал. Годы, опыт и то самое «звериное» чутье сами определили место Буштыревой в региональном акушерстве – там, где сложнее всего. Тяжелые беременности, ювелирные операции, то самое страшное для женщин – беременность с вросшей плацентой – её специализация в медицинском мире. Это когда из-под истекающей кровью пациентки вытекает по 40 литров крови – её вливают, вливают… Когда по две бригады хирургов стоят мокрые от пота и крови.

В 2010 году у Валерия Александровича Буштырева родилось главное, детище всей его жизни – Ростовский областной перинатальный центр. Понятно, что без федеральной программы ничего бы не получилось. Но в конце «нулевых» государство настолько озаботилось вопросами демографии, что вспомнило о проблеме выхаживания слабых и недоношенных детей. Так по всей России начали появляться перинатальные центры, и Ростов на несколько лет оказался в лидерах по темпам снижения детской смертности. Буштырев объехал всю Европу, дважды стажировался в США – смотрел, как спасают таких крох признанные лидеры медицинских технологий.

«Я там впервые увидел, как затемняют кювезы с новорожденными – у нас в отделениях реанимации новорожденных никто тогда и не думал о таком, мелочь, казалось бы, но всё, буквально всё работает на спасение ребенка, - рассказывает он «Блокноту». - Увидел, как работает оборудование, какие применяются технологии. Мне казалось – это космос, у нас такого не будет никогда. Но это все случилось! Поверьте, Ростов может гордиться своим перинатальным центром.»

Валерий Буштырев служил главврачом перинатального центра до 2018 года – пока не ввязался в тяжбы в минздравом области. Повод был более чем весомый – деньги.

По существующим в России правилам, ежегодно региональный Фонд обязательного медицинского страхования делит между медицинскими учреждениями области квоты: этот роддом может принять столько-то родов, столько-то сделать «кесаревых сечений» - оплачиваемых за счет ОМС.

Как правило, нормы вполне совпадают с потребностями больных, но бывают и превышения. Если в роддом привозят рожающую женщину, врачи не вправе ей отказать – бесплатная медицинская помощь в России гарантирована каждому, тем более гражданину с полисом ОМС.

В 2016 и 2017 году в перинатальном центре таких услуг сверх нормы оказали на 75 млн рублей выше нормы. Страховые компании платить врачам отказались. А деньги от страховок – это зарплата врачей, покупка нового оборудования, расходных материалов.

Буштырев пошел в суд, и был близок к победе: спустя пару дней после его увольнения Верховный суд России принял определение, согласно которому суды в таких спорных ситуациях должны вставать на сторону медицинских учреждений – это и есть защита конституционных прав граждан.

Но до выхода определения минздрав Ростовской области расторг контракт с главврачом, а новый руководитель перинатального центра не стал требовать от юристов той же принципиальности – «перинаталка» денег не получила.

Такой самодеятельности Буштыреву не простили. Помимо увольнения (причина – нарушения сан-эпидрежима в учреждении, за год центр пережил более 600 проверок), в отношении Буштырева было возбуждено уголовное дело. Его попытались обвинить в незаконном производстве … кислорода.

Дело в том, что несколько лет перинатальный центр вместе с БСМП-2 были вынуждены покупать кислород у единственного поставщика – частной компании. Серьезно переплачивая при этом. Буштырев убедил губернатора выделить деньги на покупку для перинатального центра собственной станции по производству медицинского кислорода. Оборудование было закуплено, установлено и прекрасно работало до тех пор, пока следователи Следственного комитета не решили, что кислород там производится – незаконно.

Буштырева заподозрили – не много, не мало – в подделке лекарств (медицинский кислород – по существующей классификации – лекарственное средство) и два года таскали на допросы, пытаясь обвинить бывшего главврача в том, что он незаконно производил кислород для спасения новорожденных и беременных. В какой-то момент Буштырев оказался в больнице с сердечным приступом.

Дело в итоге прекратили, заслуженного врача России реабилитировали, Генпрокуратура перед ним официально извинилась, государство компенсировало затраты на адвокатов, но вернуться в профессию он не смог. Кислородную станцию, построенную Буштыревым, в ход так и не пустили – перинатальный центр продолжил покупать кислород у сторонней компании. А осенью 2020 года в разгар эпидемии коронавируса регион столкнулся с нехваткой медицинского кислорода. По предварительным данным, перебои с поставкой газа стали причиной гибели сразу 11 человек в ковидном госпитале на базе той самой 20-ой городской больницы. В горздраве эту версию развития событий отвергают.

«Одна из причин, почему я не стал возвращаться в медицину, это как раз тот уровень и та атмосфера, которая царит в медицине. Не во всей, к счастью. Это побудило меня переключиться на другую стезю, - говорит Буштырев. – В 90-ые, когда я работал доктором, я видел, как многие доктора уходили, потому что зарплату не платили месяцами. Если кто-то, кроме врачевания, мог делать еще что-то – фотографировать, шить тапочки – уходили туда, где платили деньги. Я не мог этого сделать. Я не мог представить свою жизнь без медицины. Да и кроме врачевания я ничего делать не мог. Сейчас, оказалось, могу. Могу разводить животных, рыб, заниматься пчеловодством, могу доить коз, выводить в инкубаторе цыплят. Я варю фантастический козий сыр!»

Ирина Буштырева говорит, что рада его новой жизни – ценней должностей и регалий сам факт того, что любимый человек жив и на свободе. Но он знает, что она знает, что значит для него – медицина.

«Она очень хочет, чтобы я вернулся в медицину, - говорит супруг. - Но в Ростовской области сегодня таким, как я, очень опасно быть врачом. Потому что мы не молчим. Мы боремся. А против нас применяют совершенно запрещенные приемы. А мы, учитывая нашу интеллигентность, мы не можем применять никаких запрещенных приемов. Поэтому мы всегда проигрываем.»

Очередным ударом для Валерия Буштырева стала прошлогодняя история с семьей Оганесян, чья новорожденная дочка целый месяц провела в реанимации ростовского перинатального центра, страдая от инфекций, которые одна за другой нападали на ребенка при полном непонимании врачей. Оганесяны были в отчаянии – родившийся здоровым ребенок отчаянно бился за жизнь, но силы таяли. Они попросили Буштырева осмотреть девочку, но руководство центра наотрез отказалось впускать в реанимацию бывшего главврача и бывшего главного неонатолога Ростовской области с действующей лицензией. Девочку в итоге спасли: Буштырева добилась её транспортировки в Санкт-Петербург , где под присмотром квалифицированных врачей ребенок быстро поправился.

«Меня это в ней поражает, - говорит Буштырев. – Я как-то находился у нее в кабинете, зашел молодой мужчина, он к ней обратился с какой-то проблемой. Буквально в моем присутствии она поднимает телефон, звонит на такой уровень, что я удивился, и эту проблему решает в течение 5 минут. Я была поражен. Он сказал «спасибо – до свидания» и ушел. Я спрашиваю: «Кто это?». Оказывается, она не знает, где-то когда-то виделись …»

Его в ней с самого начала поразила щедрость и тонкое как ланцет умение отделять главное от второстепенного.

«Он очень щедрый. Помню, у меня предполагался день рождения. А я знала, что он вдовец, один воспитывает двух детей-подростков, работает на нескольких работах, ему сложно. Мы зашли в магазин очков, я хотела себе очки выбрать. И он безошибочно выбрал самые дорогие – они у меня до сих пор есть, - вспоминает Ирина Олеговна. – Он над нашими отношениями работает больше. Он лучше меня играет в шахматы, очень хорошо все наперед просчитывает. И всегда уходит от конфликта. Я хочу поссориться, начинаю втягивать его в конфликт, а он мне говорит: «Ты такая красивая!» Я говорю, нет, давай разбираться! «А что разбираться, если ты такая красивая» И я начинаю смеяться.»

Буштырев говорит, что главная проблема у супругов – это вовремя расставить приоритеты – что главное в отношениях, что – второстепенное.

«Сегодня проснулись – у них все хорошо. Но потом один что-то сказал, другой – а-а-а, во-от ты как! – и всё. И начинаются такие моменты, которые крепости браку не приносят.Надо понимать, что мы встретились не в одном гнезде. Два разных человека, взгляды разные, думают по-другому. Надо всё объяснять, рассказывать, слушать. Ни в коем случае не «пылить». Бывает, что в молодости натворишь чего-то такого, а потом всю жизнь переживаешь, каешься. Все должны работать над браком.»

Доктор любит поговорку «утро вечера мудренее» и советует не принимать никаких решений вечером .

«Если что-то задумал, ну не делай ночью. Утром проснешься – или скажи, и сделай. Все неправильно в жизни делается в порыве гнева и эмоций. Очень много моментов в моей жизни было, что казалось – всё. Утром просыпаешься – хм, а в общем-то и ничего. Знаете, уже много лет у меня по утрам есть только две песни: либо «Как прекрасен этот мир, посмотри!» либо «И вновь продолжается бой!».»

Этой зимой заслуженный неонатолог России впервые принимал роды у козы. И даже пришлось реанимировать козленка – роды были сложные, шли близнецы.«Представляешь? Не дышит! Я его в руки взял, чуток согрел, потом давай дуть в мордочку аккуратно, и он задышал. Ну не чудо, а?»

Власти Ростовской области официально признают катастрофическую нехватку медицинских кадров в регионе, пустует почти 40% вакансий, работающие врачи перегружены, не говоря уже о такой дефицитной специальности как реаниматолог. Ростовским перинатальным центром сейчас руководит врач, чью диссертацию «Диссернет» официально признал плагиатом, младенческая смертность в регионе растет (на 12% в 2020 году младенцев умерло больше, чем годом ранее), но фамилия Буштыревых ничего кроме раздражения у медицинских чиновников не вызывает. Всё у них «слишком»: слишком заслуженные, слишком опытные, слишком прямолинейные. Слишком любят друг друга.

Самим Буштыревым не хватает только времени друг для друга: дни напролет Ирина Олеговна работает в клинике, где предпочитают рожать самые богатые и влиятельные люди области. По вечерам они обсуждают интересные случаи, Валерий Александрович не отказывает в консультациях, когда его об этом просит, продолжает интересоваться новыми технологиями в своем деле, словно готовится к тому, что когда-нибудь его опыт и навыки все же будут приносить пользу не только козам, но и людям.

Комментировать
Эту новость прокомментировали раз

Зимний марафон Владимира Путина

Власть

Президент проведет прямую линию с народом и посетит выставку без народа

Правительство в 2024 планирует привлечь еще больше трудовых мигрантов

Актуальный вопрос

Уже неоднократно на всех уровнях говорилось о том, что нельзя решать проблему дефицита кадров безмерным завозом мигрантов.

«Но есть один момент». Зеленский откладывает выборы из-за Залужного

ПОЛИТИКА

Офис Зеленского хочет добиться гарантий того, что Залужный не будет выдвигать свою кандидатуру на возможных выборах.

Зеленскому готовят побег в США

В МИРЕ

Администрация Байдена распорядилась обеспечить жильё и безопасность семье президента Украины