Бетонный клоповник - Коулун: жуткий прообраз постапокалиптичного города

В МИРЕ7 комментариев
Бетонный клоповник - Коулун: жуткий прообраз постапокалиптичного города

Здесь, на небольшом участке размерами 210 на 120 метров, проживало около 33 тыс. человек, или почти 2 человека на один квадратный метр. Это абсолютный рекорд плотности населения на земле.

Сотни тесно прижавшихся друг к другу многоэтажек. Узкие проходы между ними, не знавшие солнечного света. Дети, за неимением альтернативы игравшие на крышах зданий. Царство тайных триад, опиумные притоны и дома терпимости. Здесь, на небольшом участке размерами 210 на 120 метров, проживало около 33 тыс. человек, или почти 2 человека на один квадратный метр. Это абсолютный рекорд плотности населения на земле. Для сравнения, если бы такая плотность заселения была в Москве, с ее площадью примерно 2500 квадратных километров, то в российской столице жило бы больше трёх миллиардов человек, то есть все население Китая, Индии и США вместе взятых.

История города-крепости начинается с 10 века, с эпохи династии Сун (960 - 1279 годы), когда на этой территории был заложен военный форт. После того, как территория Гонконга была передана 1898 году в аренду колонизаторам-англичанам, город-крепость Коулун стал китайским анклавом. Анклав - эта часть территории государства полностью окруженная территорией другого государства.

На деле получилось так, что в этом городе сформировалась вольница - население, не платящее никаких налогов и не подчиняющееся никаким властям. Население Коулуна всегда было разношерстным. После капитуляции японских войск в 1945 году сюда съехалось множество нелегалов. Город стал убежищем для преступников и наркодиллеров. В 80-е годы прошлого века в Коулуне насчитывалось огромное количество борделей и казино, притонов, где продавали опиум и кокаин.

Большинство жителей ютились в небольших квартирках средней площадью 23 кв. м. Распространение получили разнообразные пристройки к внешним и внутренним фасадам зданий. Те окончательно срастались, в районе образовалась даже вторая, параллельная наземной, система переходов уже на некоторой высоте от земли. Коулун превращался в единый цельный организм, огромную «коммунальную квартиру», здание-город, словно пришедший в настоящее из постапокалиптического будущего.

Эти десятки тысяч людей демонстрировали чудеса выживания и адаптации в условиях, по сути, анархического общества. Нет центрального водоснабжения? Не беда. Были вырыты 70 колодцев, вода из которых электрическими насосами доставлялась на крыши зданий, а оттуда по лабиринту бесчисленных труб отправлялась в квартиры потребителей. Отсутствует электричество? Среди жителей квартала было немало сотрудников компании Hong Kong Electric, прекрасно умевших нелегально подключаться к гонконгским электросетям и помогавшим в этом своим соседям.

Улиц внутри Коулуна по сути не было - были проходы образующие настолько запутанную для непосвященных сеть, что чужак попадавший сюда стремительно терял ориентацию в пространстве. Застройка была такой плотной, а пространства было так мало, что многоэтажки зачастую нависали над проходами не пропуская туда солнечный свет, проходы освещались лишь редкими фонарями и горящими неоновыми вывесками бесчисленных лавок, магазинчиков, парикмахерских и врачебных кабинетов, занимавших все первые этажи зданий.

Несмотря на высочайший уровень преступности, большинство жителей Коулуна были обычными законопослушными гражданами. Как правило им приходилось ютиться на верхних этажах, чтобы хоть как-то оградить себя от криминалитета. Фактически, это был город городе во многом способный существовать автономно. Здесь находились и разнообразные мелкие кустарные производства, была своя промышленность: пищевая, галантерейная и легкая. Только одних дантистов тут работало около сотни, и отбоя в клиентах у них не было. Отсутствие необходимости получать врачебную лицензию и платить кому-либо налоги позволяло держать цены на услуги на уровне, недоступном их коллегам из Гонконга, работающим на соседней, но уже «цивилизованной» улице.

На крышах Коулуна тоже кипела жизнь. Помимо телевизионных антенн здесь располагались бельевые веревки, резервуары для воды и контейнеры для мусора. Здесь нередко отдыхали взрослые и дети. Создавалось впечатление что город вот-вот рухнет под тяжестью собственного веса. Над крышами летали огромные самолеты, до которых было подать рукой. Специфика захода на посадку в аэропорт Кай Так, тот самый, на строительство которого пошли крепостные стены Коулуна, требовала от пилотов совершать сколь опасный, столь и эффектный разворот непосредственно перед приземлением. Начинался он на высоте 200 метров, а заканчивался уже на 40, и где-то посередине этого сложнейшего для пилотов маневра находился ощетинившийся многоэтажками Коулун.

Именно из-за этого соседства высотность зданий квартала была ограничена 14 этажами — чуть ли не единственное требование администрации Гонконга, которое жители города-крепости выполняли. Взамен они получали потрясающее и совершенно бесплатное зрелище прямо над своими головами.
Один из китайских писателей так описывал Коулун тех лет в своей книге «Город тьмы»: «Здесь на одной стороне улицы стоят проститутки, а на другой священник раздает беднякам сухое молоко, пока социальные работники раздают указания, наркоманы сидят с дозой под лестницами в подъездах, а детские игровые площадки ночами превращаются в танцпол для стриптизерш».

В 1987 году правительства Великобритании и КНР заключили соглашение, урегулировавшее статус Коулуна в свете предстоявшего через 10 лет возвращения Гонконга под юрисдикцию Китая. Администрация британской колонии получила право наконец снести уродовавший ее лицо квартал.
Снос начался в 1992—1993 годах. Все жители получили или денежную компенсацию за переезд, или квартиры в росших как на дрожжах современных новостройках Гонконга. И все равно процесс уничтожения этого анархического реликта, родившегося почти век назад, сопровождался бурными протестами аборигенов, не желавших лишаться привычной вольницы и уклада жизни.

Тем не менее Коулун был обречен. Снесли его быстро, но опустевший район, и так регулярно попадавший в объектив кинематографистов, успел «засветиться» в фильме Crime Story («Криминальная история») 1993 года, в котором герой Джеки Чана борется с похитителями гонконгского бизнесмена. Один из ключевых эпизодов картины снимался в Коулуне, а предстоявшая его ликвидация позволила создателям боевика снять несколько эффектных сцен со взрывами жилых домов города-крепости.

После сноса на месте Коулуна появился одноименный живописный парк, повторяющий его очертания. Теперь это любимое место отдыха местных жителей, а о его фантасмагорическом прошлом напоминает лишь мемориал с макетом квартала, ставший очередной достопримечательностью Гонконга

Комментировать
Эту новость прокомментировали 7 раз