«Любую семью так можно привлечь»: в Ростовской области приемная мама пожаловалась, что детей вернули кровным родителям в худшие условия

Обращение в редакциюПрокомментируйте новость
«Любую семью так можно привлечь»: в Ростовской области приемная мама пожаловалась, что детей вернули кровным родителям в худшие условия

Дончанка считает, что так ее «наказывают» за попытки доказать справедливость по другому делу.

В Ростовской области на приемную мать четырех детей возбудили уголовное дело за жестокое обращение с малышами, отобрали их и отправили к кровным родителям. При этом, как утверждает женщина, условия у родных мамы и папы куда хуже, чем у нее, а их поведение вызывает вопросы. Как считает дончанка, дело завели вовсе не для защиты интересов детей. Долгое время она добивалась возбуждения другого дела — после смерти своего отца в одном из ковидных госпиталей региона. Лишение опекунских прав теперь, по ее мнению, способ заставить ее замолчать.

В городе Шахты Ростовской области в семье Дарьи и Николая Завьяловых с июля 2019 года появилось четверо приемных детей из одной семьи. Когда Дарья оформляла опеку над детьми, самому младшему едва исполнилось два года, а самому старшему — 8 лет. Кровные родители, жители Тулы, по словам Дарьи за все время не слишком интересовались своими малышами.

— За более чем полтора года ни разу не приехали на встречу со своими детьми. Ссылались за занятость и на то, что ехать дорого и далеко. Папа договорился, что будет звонить каждую субботу вечером, но звонил раза два в месяц, мама за год позвонила от силы раза два. Но недавно она активизировалась и стала звонить, когда ей вздумается, без договоренности, несмотря на то что у детей был определенный распорядок дня, — рассказывает Дарья.

В чем дело, Дарья поняла уже позже, когда выяснила, что 30 сентября 2022 года в отношении нее возбудили уголовное дело по ст. 156 УК РФ — за «неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего родителем или иным лицом, на которые возложены эти обязанности».

— Являясь лицом, обязанным заботиться о состоянии здоровья своих несовершеннолетних опекаемых детей, осуществлять за ними надлежащий уход, обеспечивать им необходимые бытовые, гигиенические условия, предъявляемые требования не выполняла. Жестоко относилась к опекаемым несовершеннолетним, а именно: не предоставляла полноценного питания, не прививала полезных навыков образовательными процессами и успехами не интересовалась. Вместо этого Завьялова неоднократно наносила телесные повреждения по разным частям тела, чем причиняла физическую боль, кричала на них, выражалась грубой нецензурной бранью, чем унижала их и вызывала чувство страха, тревоги и собственной неполноценности, — следует из постановления о возбуждении уголовного дела.

При этом вместо конкретных примеров жестокого обращения в документе значится лишь краткое «основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных».

Дарья утверждает, что таких примеров и быть не могло, а обвинения не имеют под собой оснований.

— Написано «жестокое обращение»: не кормила, не учила, не лечила и избивала. Но конкретно эпизодов нет — где, когда и при каких обстоятельствах все это якобы было. Дети ходили в школу, в сад, в развивающие центры — в соответствии с возрастом. При этом жестко обращались с детьми как раз родители, от которых их забрали. Они их не кормили, били, не лечили. Старшие дети это рассказывали. Но почему-то на родителей тогда уголовное дело не возбудили, а на меня возбудили. Меня каждые полгода, а то и чаще проверяли органы опеки, но никто никогда не замечал фактов жесткого обращения, — говорит Дарья.

В доказательство она приводит еще несколько нестыковок.

— В постановлении указано, будто я все это проделывала с февраля 2015 года, в то время как дети находятся у меня только с июля 2019 года. Мне не избрали никакую меру пресечения, и сейчас СК не может меня даже опросить. Меня фактически сделали подозреваемой без меня, — говорит Дарья.

Как следует из документов, в январе 2022 года родные родители обратились в департамент образования Шахт с просьбой вернуть им детей. Ребят забрали у Дарьи 9 февраля. К родным родителям они попали лишь 11 февраля. Где и с кем они находились в промежутке, Дарья не знает. Как и то, в каких условиях сейчас живут малыши.

— В прошлый раз дом, в котором живут родители, был в ужасном состоянии. Часть окон были разбиты, часть не открывалась. Из-за этого было холодно, помещение плохо проветривалось. Сомневаюсь, что сейчас что-то поменялось. Насколько я знаю, никаких новых актов осмотра их жилищно-бытовых условий не проводилось, — говорит Дарья.

Соглашение о расторжении договора о приемном родительстве, по ее словам, она так и не подписала. Дарья уверена: дома с кровными родителями дети могут подвергаться психическому, а то и физическому насилию. В отчаянии она обратилась в прокуратуру, в следственный комитет и к уполномоченному по правам ребенка.

— Я писала жалобу в прокуратуру, несколько раз обращалась к уполномоченному по правам ребенка Тульской области и просила проверить семью. Старшие дети, насколько я знаю, жаловались на родителей, говорили, что те с ними обращаются плохо. Младшие вообще не знают своих маму и папу, они находятся сейчас в диком стрессе. Когда я забирала самого маленького мальчика, он весил крайне мало для своего возраста, плохо держал голову, не умел жевать. Но родители тогда вообще не поинтересовались у Дома малютки о его состоянии! — восклицает Дарья.

По мнению Дарьи, дело на нее завели и забрали детей не из-за того, что она плохо справлялась с обязанностями приемной матери. В 2021 году Дарья похоронила отца. Мужчине было 66 лет, у него самого было медицинское образование, но роль, как считает дончанка, сыграло неверное лечение и равнодушное отношение медиков ковидного госпиталя. Оправившись от потери, она написала заявление в следственный комитет с требованием разобраться в случившемся, найти и наказать виновных. Долгое время уголовное дело не возбуждали, но, в конце концов, Дарья добилась своего. Она считает, что история с ее приемными детьми и уголовным делом уже в отношении нее — способ надавить на нее, чтобы она перестала требовать расследования ситуации с ее отцом.

— Я считаю, что дело в отношении меня возбудили специально. Там нет ни одного точного факта, ни одного реального доказательства. При этом в правоохранительных органах, куда я обращаюсь, мне ничем не помогают. В целом я считаю, что 156-я статья УК очень опасна для нынешнего общества. Нет четких рамок, и сегодня так каждую неугодную семью можно по этой статье привлечь за что угодно, — предполагает Дарья.

«Блокнот» будет следить за развитием данной ситуации и опубликует иные важные детали и подробности, если таковые станут известны.

Если вы или ваши родные столкнулись с проблемой, если вам нужна огласка в СМИ, вам есть, что рассказать — пишите на почту «Блокнота» red@bloknot.ru или в telegram-bot @messagesrussii_bot

Будет сидеть: Мосгорсуд отказался выпустить из СИЗО подельника экс-замминистра обороны Тимура Иванова – Александра Фомина

Военный суд отказал СК РФ в деле генерал-майора Попова

Причастны к преступлениям киевского режима: МВД России объявило в розыск двух генералов ВСУ

Комментировать
Эту новость прокомментировали раз

Алсу подала на развод с мужем спустя 18 лет брака

КУЛЬТУРА

Слухи о расставании пары ходили уже давно

«Сегодня летают, значит ждем еще прилеты»: Украина хочет сорвать курортный сезон в России

В МИРЕ

Всё чаще во время СВО Киев совершает атаки на курортные города Крыма и Краснодарского края.

Про мигрантов не забыли: зачем Путин полетел в Узбекистан

ПОЛИТИКА

Политологи увидели в приглашении президента Шавката Мирзиеева российского коллегу сигнал лидерам среднеазиатских республик.

Политолог: из-за массовой мобилизации Украину ждет коллапс

В МИРЕ

Оставшиеся в Незалежной мужчины не хотят воевать за Зеленского.

Назад в прошлое: Социальное настроение россиян незаметно меняется

ОБЩЕСТВО

Анализ современного российского общества от депутата Госдумы 3,4,5 и 6 созывов Олега Шеина

«Сгорели заживо, чтобы этим мразям сдохнуть также»: в Уфе нелюди подожгли частный приют для собак

ЧП

Владельцы приюта и волонтеры надеются, что виновных в поджоге найдут и приговорят к реальным срокам